«Капитан Грег Чайкобей. Глава 1: Пират»

- 1 -

5 апреля. 1651 год от рождества Христова.

Настали тяжёлые времена. Жесткая диктатура и гонения стали наступать на тех, кто ведёт не совсем традиционный образ жизни. В Индии появился этикет общения, «особое» отношение к женщине, да и бордели стали насильно закрывать под «слово божье». Будто священники и гуру не заглядывают помять грудки. Хе. Странные люди и времена.

А всё началось с одного миссионера португальской крови в 1650 году. Фанатика католического ордена иезуитов Роберта де Нобили. Имея влиятельных друзей у власти, своими погаными речами, он изуродовал весёлый образ индусов и навязал Великому Моголу новые идеи. Объявил себя брахманом и посланным свыше пророком, изуродовав ведическое учение новыми Ведами в которых провозглашали Иисуса Христа единственным спасителем индийского народа и организовал гонения на древнейшие устои веры народа. Жить стало скучно.

Море пахнет йодом и слабым солоноватым вкусом водорослей. Воды тихо удаляются о берег, а ветер легким звуком слал отголоски былых дней, когда я плавал в море в окружении бескрайнего простора и свободы. Тогда я чувствовал себя большим человеком, управлял своей жизнью как хотел. У меня были верные друзья и помощники, как и отвязные упёртые враги.

В те времена, я был капитаном своего благородного корвета «Серая Шлюшка». Я презирал сраных сухопутных крыс и не бродил по борделям ради попки купленной девки. Я был бесстрашным и брал все, что хотел, не отдав ничего взамен. Я был грозой морей, капитаном Греггом Чайкобеем, пиратом индийского моря. Со мной была верная сабля и трехствольный пистолет, не то, что сейчас. Тогда я был готов на всё, ради приключений и богатства.

Мы грабили судна, убивали нахалов и спасали девушек от участи старых дев... Я бы рассказал один из таких случаев, но у меня есть дела. Моя шлюшка лежит без дела.

Она лежала на перине, разглядывая меня. Её морщинистый лоб говорила мне, что я и впрям пьян, но не это меня сейчас волновало. Мне нужен был хороший трах.

Её короткие рыжие волосы не вызывали во мне симпатии. Сиреневое просвечивающее платье, через которые виднелись белые трусики, вызывали совсем иные мысли, нежели желание, но на остальное у меня были иные чувства. У этой шалавы были отличные сиськи и упругая попка, заметил я, а руки явно наработанные, но лицо всё же желало лучшей участи.

- 1 -

Оставить комментарий

Код Антибот