«На удаленной точке»

- 1 -

Наша точка располагалась в 11 км от части и служила для обслуживания релейного оборудования, где весь состав не превышал 5-ти человек.

Меня, молодого солдата, прислали сюда для испытания «тягот и лишений армейской службы». Прислал меня мой прапор, якобы за борзость и желание косить от пахоты. Официально же — осваивать профессию электрика–релейщика, т. е. готовить смену дембелям. Дембелей было двое: Хасан и Владимир Ильич. Последнему по кайфу было слышать: «Слушаюсь, Владимир Ильич», «Есть, Владимир Ильич». Наверное, таким образом, он чувствовал себя величественнее.

Начальства здесь практически не бывало, дорога к точке была разбита, а шлепать пехом без нужды никому не хотелось. Весь контроль сводился к грозным окрикам по телефону. В общем, вольница.

Шлепал я сюда с некоторой тревогой, так как был наслышан еще в учебке про нравы на точке и беспредел стариков.

В первый же вечер при свете ночника мне вручили памятку-клятву салаги с перечнем обязанностей, которую я торжественно зачитал перед обитателями подразделения. Весь смысл памятки сводился к утверждению моей ничтожности. Клятву необходимо было закрепить, перецеловав взасос все сапоги на ногах дембелей. После этой процедуры губы и язык стали черны от гуталина.

Позже мне приказали раздеться догола, выдав раздолбанные сапоги, ношенную кепку и ремень с мятой бляхой. Вот в таком виде я и ждал своей дальнейшей участи. Лицо, измазано гуталинном, подпоясанный затянутым до нельзя ремнем и в разношенных сапогах с широченными голенищами. Зрелище абсолютно жалкое.

 — Как тебя зовут?

 — Андрей.

 — Не верно, тебя теперь зовут Наташа, а чтобы ты лучше поняла мы вобьем это имя тебе в голову через жопу!

По 10 ударов ему от каждого бляхой по заднице. Впрочем, чтобы было веселее, ты будешь ползать на карачках, получая свое вознаграждение.

Расположившись по краям прохода и намотав ремни на руку все стали ждать представления. Я со страхом опустился на карачки и начал движение. И тут же первые удары стали сыпаться по заднице, спине, ляжкам. Боль была дикая. Народ хохотал, считал удары и подначивая друг дружку. Окрики требовали передвигаться все быстрее, что я и так выполнял, подгоняемый ударами. Несколько особенно болезненных ударов пришлись по яйцам. Последние удары я принимал, передвигаясь ползком ревя от боли и обиды на судьбу.

- 1 -

Оставить комментарий

Код Антибот